главная контакты о нас        

Скрытая правда о русском боевом искусстве.

 В этой статье написано то, о чём каждый русский боец, должен знать обязательно!

 
Боевое искусство, стиль, вид спорта значения не имеют.
 
   Ни для кого не секрет, что различные народы и цивилизации развивались неодинаково. И сейчас на планете рядом с народами, вышедшими на высокотехнологический уровень развития, соседствуют народы, чья культура осталась глубоко в каменном веке. Одни и те же природные явления типа грома и молнии одни этносыпобудили изучать природу электрической энергии, а другие держаться от неё подальше. Я уже не говорю о кардинально разных условиях жизни.
   Отсюда следует, что жизнь в целом перед разными группами народов представала по-разному. И как следствие, различные этносы делали упор в своем развитии на разные аспекты жизни, а значит, и различные способы достижения или развития этих аспектов. А дальше и воспитание молодого поколения, исходя из сложившейся традиционной, национальной картины мира – мировоззрения. Бытовой пример. В России охотой занимался "простой мужик" и он же становился промысловиком, а в Европе это удел элиты. И если за этим делом замечался человек из народа, то его записывали в «лесные братья» или объявляли Робин Гудом. Почему? Славянский этнос контролировал большие территории, это раз. Пространства хватало каждому роду-племени, каждому соплеменнику-родичу, это два.
  Если мало - иди дальше, только не заблудись, это три.
  Другой пример. Наша страна совершила столько морских открытий, что той же Японии и не снилось, хотя им, вроде бы, «сам Бог велел». К любым соседям только по морю, либо самолётом. Отсюда можно предположить и разность жизненных ценностей, и их приоритеты. А также средства и методы их реализации в жизни.
   Ещё один пример. Вертолёт КА-50 совершает фигуры высшего пилотажа, а по мнению иностранных коллег вертолет на такое просто не способен! На лицо опять же размах мышления, границы которого раздвинуты так же широко как границы России, по сравнению с другими странами.
   Вот такая преамбула к статье, в которой я постараюсь обосновать не только наличие мужской воинской (боевой) традиции на Руси, но самое главное, почему она имела ту, а не иную форму.
 
   Начну с того, что выражу надежду, утверждая будто: «Групповые виды спорта на порядок сложнее, чем одиночные». Почему? А потому что в них есть техника и тактика не только одиночной, но и групповой подготовки. То есть, на один практический раздел больше, не говоря о дополнительной психологической нагрузке, связанной с выстраиванием командных отношений. В группе мало быть самородком, нужно встраиваться в коллектив и уметь становиться его частью. Представьте, что значило подготовиться одному рыцарю для похода или целому строю-фаланге? Современный закон кибернетики гласит: "Надёжность системы равна надёжности самого слабого её звена". И если не такими умными словами, но к подобной мысли в любой команде приходят обязательно.
   Идя по своему пути развития, Русская культура транслировала боевые навыки и опыт не через светские или иные школы-учреждения боевых искусств, а сделав его частью традиционного воспитания, установив для мужчины определённую НОРМУ в навыках и умениях. А в этом случае этносу нужны не единичные учителя и школы для тех, кому нравится, а массовое понимание, что без боевых навыков ты не мужчина! Да-да. И такое понимание дожило повсеместно до 20-х годов XX-го столетия (времён НЭПА в Советской России), и даже до Великой Отечественной войны, и после военного периода, вплоть до 80-х годов прошлого века.
   Предлагаю с этой позиции взглянуть на стеношный бой, этот Русский, Мужской, поголовный для всех "вид спорта".
  Крутым быть надо? Да. Но при этом выигрывает КОМАНДА? Да. Имея разные формы такого «вида спорта» по всей стране, испытывают ли мужчины единство, встав в военный строй? Думаю, ответ очевиден не только для тех кто служил. И единство это по определению должно быть крепче, чем у болельщиков «команды», потому что стоять в стенке престижно и нормально. А наблюдать за процессом удел тех, кому рано, поздно или не положено стоять в стенке. В хоккей конечно же играют настоящие мужчины, НО И В СТЕНКУ ТРУС НЕ ВСТАНЕТ, никогда. Ведь за победу в ней БУКВАЛЬНО нужно драться, хотя и по правилам, так же КАК В СПОРТЕ.
   В поголовном участии мужского населения в боях «стенка на стенку» военные историки видят корень той стойкости и выучки, которую демонстрировали не только русские воины (дружинники), но и ополчение (низовые полки). (История военного искусства VI — XVI вв. СПб.: Полигон, 1999).
   Исторические корни повсеместной русской традиции проведения стеношных, кулачных и палочных боёв лежат в ДРЕВНЕЙШЕЙ ИСТОРИИ славянских народов, из которой видно, что в походах на чужие земли участвовали не только племенные или княжеские дружины, но и большинство молодых мужчин (в последствии - бродники, ушуйники). Великий М.В.
   Ломоносов в своих «Замечаниях» на скандальную статью Г.Ф. Миллера «О варягах» писал: «…Господину бы автору должно было упомянуть славные дела славенского народа из старых внешних авторов, из которых явно, что римляне сами чувствовали храбрость наших праотцев и проч. Прокопий Кесарийский (О готической войне, в кн. З) пишет: «…В пятом веку во время Юстинияна, царя греческого, славяне, перешед Дунай, землю за ним опустошили и великое множество римлян в полон взяли». Иорнанд о гетах пишучи, говорит: «…Ныне славяне за грехи наши везде нас разоряют, что было в шестом веку». Григорий Великий - папа римский, к епископам в Истрию пишет: «Истинно для славенского народа, который на вас наступает, весьма сокрушаюсь и смущаюсь: сокрушаюсь о том, что вашу болезнь сам претерпеваю; возмущаюсь о том, что они чрез Истрию уже и в Италию ступают». Из сего явствует, что славяне от римлян не так выгнаны были, как господин Миллер пишет. И сие бы должно было ему упомянуть для чести славенского народа».
   Нестор подробно описывает: «Славяне, стараясь отметить древнюю предков своих обиду, предпринимали от севера на полдень сильные и частые походы, особливо при Иустиннане Великом, царе греческом, чему пример даю из Прокопия (О готической войне, кн. 3, гл. 38. 33): «Войско славенское, из трех тысяч состоящее, без сопротивления Дунай-реку переправилось и потом, без труда через Гебр переехав, разошлись надвое. Одна часть состояла из тысячи осьмисот человек, другая из прочих. На обоих, хотя друг от друга разделенных, учиняли нападение римские военачальники во Фракии и в Иллирике, однако паче чаяния побеждены были и отчасти побиты на месте, отчасти без всякого порядку спаслись бегством. Потом, когда оба полки славенские, числом много меньшие, вождей римских низложили и прогнали, другая часть их с Азбадом учинила сражение. Сей Азбад, Иустинианов стипатор, правил конницею, которая издавна для прикрытия города Цирула во Фракии была сильна множеством и мужеством. Славяне, и сих рассыпав, многих, со срамом бегущих, умертвили и, поймав Азбада, хотя сперва стерегли жива, однако после, вырезав ремни из хребта, его сожгли. Сие учинив, всю Фракию и Иллирик без своего ущербу разоряли и в обоих местах многие крепости взяли осадою. Прежде ж сего ни к стенам приступить, ни в поле выступить не дерзали, никогда не смели чинить набегов на Римскую империю и до того времени, кажется, никогда через Дунай реку не переходили. Победившие Азбада славяне, разорили все места до самого моря. Приморский город Топер с оборонительным войском взяли таким образом…».
   А теперь самое главное утверждение, объясняющее, почему в нашей культуре боевые навыки касались всех мужчин в ОБЯЗАТЕЛЬНОМ порядке. Ломоносов пишет: «Когда имя славенское В СВЕТЕ прославилось войнами против римлян и греков, тогда Прокопий Кесарийский, в произведении «О Готической Войне» (Кн. 3, гл.14.24), того же веку писатель, следующее об них на память оставил: «Сии народы, славяне и анты, не подлежат единодержавной власти, но издревле живут под общенародным повелительством. Пользу и вред ВСЕ ОБЩЕ приемлют. Также и прочие дела у обоих народов содержатся издревле».
   Является ли война пользой или вредом это второй вопрос. Для нас же сейчас важно то, что ключевыми в этой фразе является словосочетание ВСЕ ОБЩЕ. Из этого я вывожу: 
   Первое. Умение вести захват территорий и их защиту это ВСЕ ОБЩЕЕ дело и ВСЕ ОБЩАЯ задача у славян и антов. Из чего закономерно следует, что воинские (боевые) навыки в славянском, и, как следствие, русском этносе, стали ВСЕ ОБЩЕЙ обязанностью. Что и по сей день является традиционно ВСЕ ОБЩЕЙ воинской обязанностью, выраженной ст. 59 Конституции РФ, гласящей, что защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации.
   Второе. Позже эта все общность приобрела известные нам политические формы народа управления, такие как Новгородское ВЕЧЕ и КАЗАЧИЙ КРУГ. А это даёт нам основания говорить, что и во времена Александра Невского (1242 г.) и во времена Минина с Пожарским (1612), ВСЕ ОБЩНОСТЬ русского народа была объективной реальностью так же, как общенародная воинская (боевая) традиция, которая является её следствием.
   А сейчас рассмотрим следующий период истории, за несколько десятилетий до официального крещения Руси. «Повесть временных лет» (ПВЛ) гласит, что в 860-ом году войско из Киевской Руси, под предводительством князей Аскольда и Дира, на 200-х судах достигло столицы Византии. Русы высадили десант у стен Константинополя и угрозой нападения заставили Византию откупиться. Вскоре был подписан мирный договор.
   Там же. В 907-ом году князь Олег с огромным войском пошёл на Константинополь. Угрозой столице Империи Олег заставил греков выплатить дань на русские города и на участвующие в походе суда. А в 911-ом году был подписан новый торговый договор, по которому русские купцы могли торговать в столице империи без пошлины.
   В 941-ом году князь Игорь предпринял поход на Константинополь. Поход оказался неудачным, флот был сожжён «греческим огнём». Древнерусский летописец начала XII века так передал их слова: «Будто молнию небесную имеют у себя греки и, пуская её, пожгли нас; оттого и не одолели их». Согласно ПВЛ и Лиутпранду на этом война закончилась. Игорь вернулся с уцелевшими воинами домой (по Льву Диакону, у него осталось едва ли 10 кораблей).
   В 944-ом году Игорь отправился во второй поход по воде и по суше. Под угрозой потери столицы, византийцы откупились данью, а в конце года подписали договор о взаимопомощи и закрепили право русских купцов торговать в Константинополе. «Повесть временных лет» говорит об этом следующее: «В год 6452. Игорь же собрал воинов многих: варягов и русь, и полян, и словен, и кривичей, и тиверцев, — и нанял печенегов, и заложников у них взял, — и пошел на греков в ладьях и на конях, стремясь отомстить за себя». На лицо умение объединяться и демонстрация ВСЕ ОБЩНОСТИ перед могущественным противником.
   В 965-ом году князь Святослав разбил Хазарский Каганат, а через три года утвердился в Болгарии на Дунае. В 970-ом году Святослав в союзе с болгарами, печенегами и венграми вторгся в пределы Византии. В 971-ом году произошли главные сражения этой компании, которые не принесли явной победы руссам, и Святослав вступил в переговоры с императором Цимисхием. Договор был достигнут. (Лев Диакон «История» в переводе М.М. Копыленко. Книга 6-я). Условия руссов были выполнены, они получили на 22 тысячи человек запас хлеба на два месяца. Взамен Святослав оставил Болгарию.
   «Большие войска», «200 судов», «по морю и по суше», «после поражение невиданным «греческим огнём»», «мирные договора и дани» - всё это эпитеты, подводящие к выводу:
   Победы и войны над ведущими империями древних лет устанавливают принципы общественного устройства древнерусского этноса и его воинское (равно боевое) искусство если не на самый высокий, то на равный уровень, по объявленным показателям, с уровнем развития ведущих империй тех лет.
   Идём дальше. Со временем на Руси появились княжеские дружины, а затем и регулярная армия. Но необходимость во все общности воинских навыков не исчезла. Рассмотрим следующий исторический период.
   1242 год. На льду Чудского озера Александр Невский имел в своём распоряжении не только дружины. Успех в борьбе с врагами обеспечивала Руси прежде всего правильная внутренняя политика, которая опиралась на народ — широкие круги средних и мелких новгородских людей: ремесленников, торговцев, свободных землевладельцев (История военного искусства VI — XVI вв. СПб.: Полигон, 1999). Почему Невский решил проблему через ВСЕ ОБЩНОСТЬ, а не через ключевые фигуры или вертикаль власти? Может он просто был умным, а может традиция была такая в русском этносе - решать большие задачи «ВСЕМ МИРОМ!» И Мир к этому Должен и Был готов!
   Продолжаем. «…Воины, которые имели специальные копья с крючками, стаскивали рыцарей с коней, воины, вооруженные ножами - «засапожниками», выводили из строя лошадей, после чего рыцари становились легкой добычей. (Полное собрание русских летописей.(ПСРЛ), т. XVIII, стр. 64.). Здесь явно речь не о дружинниках, те более, что они были на флангах. Простой народ эффективно и надёжно стаскивал «гостей» с лошадей баграми и пускал «под нож».
   Яркими примерами проявления ВСЕ ОБЩНОСТИ, самоорганизации и уровня подготовки являются события 1612 года - всенародная борьба русского ополчения под руководством «народного человека» Кузьмы Минина и князя Пожарского с польскими интервентами. 
   Свои знаменитые призывы к освободительной борьбе Минин начал сначала среди посадских людей, которые горячо его поддержали. Затем его поддержал городской совет Нижнего Новгорода, воеводы, духовенство и служилые люди. Жители города по колокольному звону собрались в Кремле, в Спасско-Преображенском соборе на вече. Сначала состоялась служба, а затем к народу обратился Минин с призывом встать на освобождение Русского государства от иноземных врагов. Не ограничиваясь добровольными взносами, нижегородцы приняли «приговор» ВСЕГО города о том, чтобы ВСЕ жители города и уезда «на строение ратных людей» давали в обязательном порядке часть своего имущества. В мирском «приговоре» было записано: «Что быти им во всем послушными и не противиться ни в чем, а для жалованья ратным людям имать у них деньги, а если денег не достает, имать у них не токмо животы их, но и жен и детей имая от них закладывать, чтобы ратным людям скудости не было...» (ПСРЛ, т. XIV, первая половина, стр. 161.) Минину было поручено руководить сбором средств и распределением их среди ратников будущего ополчения.
   «Выборный человек» Кузьма Минин в своём призыве поставил вопрос и о выборе военачальника будущего ополчения. На очередном сходе нижегородцы постановили просить возглавить народное ополчение князя Пожарского. Он был знатного рода — Рюриковичем в двадцатом колене. И к этому времени находился в родовом имени в Нижегородском уезде, в 60 км от Нижнего Новгорода к западу, где он долечивал свои раны после тяжёлого ранения 20 марта 1611 года в Москве. На лицо всё та же ВСЕ ОБЩНОСТЬ в организации и реализации планов!
   Следующий экзамен для народа на ВСЕ ОБЩНОСТЬ и самоорганизацию происходил во время Отечественной войны 1812 года. Война, в которой была отдана на разорение столица. Война, в которой народ сам начал «скифскую войну» против захватчиков. На оккупированной территории существовали районы, где не было ни французской, ни русской администрации, и которые контролировались партизанскими отрядами: Борисовский уезд в минской губернии, Гжатский и Сычевский уезды в Смоленской, Вохонская волость и окрестности Колоцкого монастыря в Московской. Обычно во главе таких отрядов становились раненые или отставшие по болезни кадровые солдаты или унтер-офицеры, но очень часто обычные крепостные крестьяне и даже женщины.
   Один из таких крупных партизанских отрядов (до 4 тыс. человек) возглавил в районе Гжатска солдат Еремей Четвертаков. Четвертаков начал с того, что создал "партизанскую школу". Для начала он обучил своих подопечных элементам кавалерийской верховой езды и простейшим командам. Затем под его наблюдением деревенский кузнец сковал несколько самодельных казацких пик. "Во втором классе" своей "партизанской школы" учил крестьян владению огнестрельным оружием. Сам Четвертаков целых два года проходил эту науку в рекрутах запасного драгунского полка: учился заряжать, стрелять с лошади, с земли, стоя и лежа, да не просто стрелять в божий свет как в копеечку, а прицельно.
   В 1813 г., после того как сами крестьяне-партизаны Гжатского уезда обратились к властям с просьбой отметить заслуги "Четвертака" как "спасителя Гжатского уезда", вновь ставший главнокомандующим после смерти М. И. Кутузова М.Б. Барклай-де-Толли наградил "киевского драгунского полка унтер-офицера Четвертакова за подвиги его, оказанные в 1812 году против неприятеля, знаком отличия Военного Ордена" (Георгиевским крестом - высшей наградой солдат русской армии).
   Отличился отряд из 400 человек, возглавляемый отставным суворовским солдатом С. Емельяновым (сами посчитайте, сколько ему могло быть лет).История сохранила до наших дней подвиги жены старосты, хутора Горшкова Сычевского уезда Смоленской губернии Василисы Кожиной. Ей под стать была и "кружевница Прасковея" (фамилия ее осталась неизвестной) из деревни Соколово, той же Смоленской губернии.
   Отряд Герасима Курина (500 конных и 5 тыс. пеших) вел непрерывные бои с французами с 25 сентября по 1 октября 1812 года. За свои самоотверженные действия Герасим Курин получил Георгиевский крест из рук самого М. И. Кутузова. Это был редчайший случай награждения невоенного человека, да еще крепостного мужика.
   В заключение я привожу слова «Диверсанта № 1» - Д.В. Давыдова, сказанные ещё об одной великой силе тех лет - о КАЗАЧЕСТВЕ, взятые из его книги «Опыт теории партизанского действия» (1827 г.): «Огромна наша мать Россия! Изобилие средств ее дорого уже стоит многим народам, посягавшим на ее честь и существование; но не знают еще они всех слоев лавы, покоящихся на дне ее. Один из сих слоев состоит, без сомнения, из полудиких и воинственных народов, населяющих всю часть империи, лежащую между низовьев Днепра, Дона, Кубани, Терека и верховьев Урала, и коих поголовное ополчение может выставить в поле сто, полтораста, двести тысяч природных наездников. Единое мановение царя нашего — и застонут поля неприятелей под копытами сей свирепой, неутомимо подвижной конницы, предводимой просвещенными чиновниками регулярной армии! Не разрушится ли, не развеется ли, не снесется ли прахом с лица земли все, что ни повстречается, живого и неживого, на широком пути урагана, направленного в тыл неприятельской армии, занятой в то же время борьбою с миллионною нашею армией, первою в мире по своей храбрости, дисциплине и устройству? Еще Россия не подымалась во весь исполинский рост свой, и горе ее неприятелям, если она когда-нибудь подымется!»
Да, это эмоциональное высказывание, но не стоит недооценивать и содержание книги Давыдова. Доказательством важности этого труда является хотя бы уже тот факт, что «Опыт…» входит в число источников, обязательных для изучения офицерами войск специального назначения США (так же, как и «Дневник партизанских поисков 1812 года»).
   И ещё пара слов от профессионалов: «Надо отдать справедливость казакам, это ОНИ доставили успех России в этой калтании. КАЗАКИ - ЭТО САМЫЕ ЛУЧШИЕ ЛЕГКИЕ ВОЙСКА СРЕДИ ВСЕХ СУЩЕСТВУЮЩИХ. Если бы я имел их в своей армии, я прошел бы с ними весь мир» — писал уже после войны на острове Святой Елены поверженный Наполеон.
   Знаменитый писатель и историк Стендаль (Stendhal, или он же Анри Мари Бейль), прошедший с Наполеоном не одну войну и нередко подолгу общавшийся с ним наедине на самые разные темы, оставивший нам об этом императоре много ценных сведений, написал такие строки в своём «Vie de Napolon» («Жизнь Наполеона») в 1818 году: «Я видел, как двадцать два казака, из которых самому старшему, служившему второй год, было лишь двадцать лет, расстроили и обратили в бегство конвойный отряд в пятьсот французов; это случилось в 1813 году, во время Саксонской кампании...» — и далее, как Вам это понравится? Стендаль заключает: «...монарх, повелевающий казаками, повелевает миром». (Борец о борьбе. Философия и практика борьбы великой империи / И.И.Куринной. — М.: Астрель: ACT, 2010. -351.)
   Один знатный китаец Фень-ты-линь в Суйдуне по поводу занятия казаками населённого пункта Кульджи вследствие беспорядков в Китае в 1912 году с горечью и иронией говорил, что «граница Российского государства лежит на арчаке казачьего седла». (П. Н. Краснов. «Казачья самостийность». Берлин. Двуглавый орел. 1922.)
    Но разговор о казачестве - отдельная тема.                                                 
   Весь выше изложенный материал даёт ясно понять, что многовековой уклад славенских народов, выраженный в «общенародном повелительстве, пользе и вреда все общем приемленье», сформировало в части традиционного мужского воспитания русского этноса НОРМУ – владения воинскими (боевыми) навыками и умениями, определённого уровня.
   Воспитание и поддержание этой нормы было частью традиционного уклада жизни русского народа. Проходило это через практику различных форм кулачных боёв и борьбы. Описание подобных боев, кроме огромного числа отечественного этнографического материала, оставили Сегизмунд Гербенштейн (1517год), Адам Олеарий (XVI), Гехард Фит (XVIII). Кроме того, о кулачном бое говорят и другие иностранцы, побывавшие в России в XV-XVIII веках: Флетчер, Холкуит, Ченслор, Петрей, Тьеполо, Петерсон и многие другие. Рассказывая о кулачном бое, многие из них говорят о нем как об одной из забав, которую любят наблюдать русские цари и которой предается вся без исключения русская молодежь.
   Особой любовью в России пользовался так называемый стеношный рукопашный бой. О популярности именно стеношной формы кулачного боя, о так называемых боях "стенка на стенку", свидетельствуют и воспоминания очевидцев - Пушкина и Лермонтова, Бажова и Гиляровского, а также изыскания первых русских этнографов, описателей народной жизни - Забелина и Сахарова, строки полицейских протоколов и государственных указов. В архивах хранится изданный Екатериной I указ от 1726 года "О кулачных боях", определявший регламент рукопашных схваток.
   Так же существовал указ "О небытии кулачным боям без позволения полицмейстерской канцелярии". В указе говорилось о том, что желающие участвовать в кулачных боях обязаны выбрать представителей, которые должны сообщить в полицию о месте и времени боя и отвечать за его порядок. Выдержка из воспоминаний М. Назимова о кулачных боях в Арзамасе объясняет, какое значение имели данные указы и каким образом относились в провинции к кулачным боям в начале XIX века. «Местные власти, кажется, смотрят на этот… обычай сквозь пальцы, не имея, вероятно, в виду положительных предписаний начальства, а может быть и сами исподтишка были зрителями подобных побоищ, тем более, что многие значительные в городе люди  (поборники старины), считали эти забавы весьма полезными для развития и поддержания физической силы и воинственных наклонностей народа.
   Да и возможно ли было арзамасскому городничему справиться при помощи 10-15 будочников и даже полной инвалидной команды в 30-40 человек со сборищем бойцов, которое, кроме подзадоривающих их многочисленных зрителей, простиралось, по словам очевидцев, до 500 человек.
   Стеношные построения имеют прямые аналогии с построениями древнерусской рати. Название "стенка" произошло от традиционно установившегося и никогда не менявшегося в кулачных боях боевого порядка, в котором стороны бойцов выстраивались в плотную линию из нескольких рядов и шли сплошной стеной на "противника". Характерная черта стеношного боя - линейные построения, необходимость которых диктуется задачей состязания - вытеснить противоположную партию с боевой площадки. Отступивший противник перегруппировывался, собирал новые силы и после передышки снова вступал в бой. Таким образом, бой состоял из отдельных схваток и длился обычно по несколько часов, до тех пор, пока одна из сторон окончательно не одолевала другую. Масштабы массовых кулачных боев были самыми различными. Бились улица на улицу, деревня на деревню и т.п. Иногда кулачные бои собирали по несколько тысяч участников. Везде, где происходили кулачные бои, имелись постоянные традиционные места для боя. Зимой обычно бились на льду реки. Этот обычай биться на замерзшей реке объясняется тем, что ровная, занесенная снегом и утрамбованная поверхность льда была удобной и просторной для боя площадкой. Кроме того, река служила естественной границей, разделявшей город или район на два "лагеря". Излюбленные места для кулачных боев в Москве в XIX столетии: на Москва-реке у Бабьегородской плотины, у Симонова и Новодевичьего монастыря, у Воробьевых гор и др. В Петербурге бои происходили на Неве, Фонтанке, у Нарвской заставы.
   И сегодня на приезжих Мастеров хорошая стенка, её размах и задор производят НЕОПИСУЕМОЕ впечатление. Я не пытаюсь умалять мастерство зарубежных коллег. Мастера они и в Африке мастера. Но вспомните о том, что мастерство группового боя богаче и сложнее, хоть и уступает в почёте и славе бою «один на один».
   Если говорить о централизованной и регулярной передаче опыта, то необходимость в этом могла быть усмотрена только государством. И действительно, если говорить о школе(ах), то она появилась в императорской армии под названием «ГЛАВНАЯ ГИМНАСТИЧЕСКАЯ ФЕХТОВАЛЬНАЯ ШКОЛА». (подробнее на http://www.gallipoli.ru/sport)
   Но ещё в 1647 г. в первом русском воинском уставе «Учение и хитрость ратного построения пехотных людей» значительное место отводится рукопашному бою. В период 1796-1799 гг. выходит в свет суворовская «Наука побеждать». В 1859 г. была выпущена книга «Правила для обучения войск гимнастике». В ней большое место было отведено приемам рукопашного боя. На основе этой книги в 1861 г. были изданы новые «Правила для употребления штыка в бою». Свое мастерское владение приемами рукопашного боя показали русские войска во время обороны Севастополя в Крымской войне. Высокую оценку нашему рукопашному бою дали японцы в 1905 г. Не один раз воспитанные на традициях самураев, японские войска были отброшены от стен Порт Артура мощными штыковыми контратаками. Заложенные в русской армии традиции подготовки личного состава к рукопашному бою получили дальнейшее развитие в деятельности генералов М. И. Драгомирова и А. Д. Бутовского. В 1910 г. вышло «Наставление по обучению войск гимнастике», в которое вошли и упражнения с палками. В 1912 г. А. И. Грековъ составляет «Обучение рубке и уколам», Пособіе для офицеровъ Главной фехтовально-гимнастической школы. В русской армии проводились соревнования по рукопашному бою, а в 1914 г. для этих соревнований были введены единые правила.
   Я считаю, это закономерное развитие традиционной системы передачи воинской НОРМЫ в процессе мужского воспитания. Пришло время, и государство создало школу со стандартизированной программой обучения и нормативами. Народ в это время продолжал драться традиционно, деревня на деревню, берег на берег, край на край, район на район, улица на улицу.
   На мой взгляд, того малого, с чем Вы познакомились, достаточно, чтобы утверждать: «Русская культура транслировала воинские (боевые) навыки из поколения в поколение, сделав их частью традиционного воспитания мужчины. Для этого была установлена чёткая НОРМА, выраженная в традиционных формах кулачных боёв. Нравственным стимулом этой НОРМЫ являлось передаваемое от отца к сыну понимание, что боевые навыки являются ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ составляющей образа русского мужчины!
 
В следующей статье я расскажу, как всё выше описанное касается каждого бойца, мастера или тренера.
 
07.11.2011 г.                                                                                                                                                                                Юрий Шешуков
 

Использование статьи разрешено со ссылкой на cept.su/articles/25

ВКОНТАКТЕ статья с иллюстрациями vkontakte.ru/note153339089_11606394

© 2009 Центр Экстремальных Прикладных Технологий +7 (383) 228-17-33
popol@ngs.ru